Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

О шабаше сахароидов и о партийности исторических исследований

- Как ты думаешь, кто из повешенных декабристов наибольший мерзавец?
- Полагаю, Пестель. Он придумал государство тайной полиции
- Но нельзя же вешать человека за книжку. А вот Муравьев-Апостол и Бестужев-Рюмин угробили сотню солдат
- А Каховский, к примеру хвалился убить императора. И убил графа Милорадовича
- Нет, друзья. Хуже всех Рылеев. Он за сто лет до большевиков придумал принцип партийности в литературе
(из разговоров)
Решив написать этот пост и оглядываясь на неделю назад и на тысячу километров на восток, я хочу повторить то же, что многократно повторял в частных беседах ранее: конференции можно игнорировать, над ними можно (и должно) смеяться. Но протестовать против них – смешно и глупо. Так как публично протестовали против «Начал Русского мира» многие мною уважаемые люди (а участвовали в самой конференции люди самые разные), то я сожалею, если кто-то примет данный пост в качестве личного выпада. Меня более интересуют вопросы теоретические и практические. Выскажусь по ним подробнее
1. О статье Л. С. Клейна. «Конференция и конфронтация: поход русов на Царьград». Лев Самуилович Клейн – человек, на мыслях которого выросли поколения петербургских (и не только археологов). До сегодняшнего дня его статьи – блестящи и остроумны (ср.: http://www.grani.ru/opinion/m.183267.html ). Но по поводу данной статьи выскажу два касающихся меня существенных замечания. Первое. Видимо я – один из организаторов конференции «Начала Русского мира», так как принимал ее в Старой Ладоге, обеспечивал питание, зал для заседаний, помогал А. Н. Кирпичникову в организации прогулки участников конференции по Старой Ладоге. Мне кажется, научный мир – конвенционален. Вне зависимости от партийной принадлежности. Обращение с просьбой помочь в организации конференции, исходящее от коллеги, пусть даже придерживающегося одиозных ученых представлений. И я всегда так буду делать и не пойму коллег, поступающих иначе. Кроме того, не вижу конвенциональной необходимости обязательно приглашать кого-то на конференцию, а кого-то не приглашать. Мне кажется, здесь существует научная свобода (я бы, к примеру, никуда бы не пригласил многих участников «Начал», но и они вольны поступать так же). Да, видимо у кого-то из референтов А. Н. Сахарова есть какой-то номер телефона в АП, но подчеркну: никакого давления от высших (или иных) инстанций в деле организации конференции в Ладоге я не испытывал. Второе обстоятельство связано со Скандинавскими чтениями, о которых также пишет Клейн. Тут я, вроде бы, в бенефециантах: участник-докладчик этих самых чтений. Но именно на их заседании (28 октября, в Датском культурном центра) мне довелось выслушать доклад архим. Августина (Никитина) об исламе в Дании. Доклад носил откровенно фашистский характер; пафос его заключался в том, что ислам тождествен терроризму и мусульман надо гнать из Европы. Так что «Два мира – два Шапиро» (или «Два съезда – две тактики») , как обычно оказались лишь неудачным лозунгом, использованным глубоко уважаемым мной Львом Самуиловичем.
2. О визите конференции в Старую Ладогу и А. Н. Кирпичникове. А. Н. Кирпичников – выдающийся ученый и общественный деятель. Это аксиома. Лично в моей судьбе А. Н. Принимал и принимает чрезвычайно серьезное участие. Но здесь я не могу не высказаться.
Любой, кто знает А. Н., скажет: тема доклада, заявленная в программе «Начал Русского мира» («Россия, оглянись на народный юбилей (862 – 2012)») - явно соответствует стилистике А. Н. Не мог С. В. Цветков или кто-либо иной такое название доклада придумать. Далее пусть читатель сего поста домысливает сам.
В Старой Ладоге А. Н., с обычным своим обаянием, очаровал всех участников конференции, около часа рассказывая им (в дурную погоду) о своем видении варяжской проблемы и, разумеется, о новых открытиях в Старой Ладоге. Участники Староладожской археологической экспедиции знают этот текст: «тонны славянской керамики», «никакой межнациональной розни» «первая печать – государственный герб Рюриковичей», «построение империи» (в IX веке!). Все эти фразы не умаляют масштаба личности А. Н. Но мы (и авторы письма протеста), вроде бы, говорили о науке. Никто из основных участников «Начал» в Старой Ладоге в такие, мягко говоря, эмпиреи не залетел. Справедливости ради, отмечу, что ни А. Н. Сахаров, ни В. В. Фомин, ни, с другой стороны, Тахиаос до Старой Ладоги не доехали. В то же время еще один «антигерой» (по мнению борцов против «Начал»), М. И. Жих, присутствовал.
3. О творчестве «сахароидов» (А. Н. Сахаров, В. В. Фомин, Л П. Грот). Это особо острая тема. Возможно, наживу себе врагов, но высказаться считаю себя обязанным.
Научных взглядов А. Н. Сахарова не существует. Это очевидно. И да простят мне голословие, аргументировать это утверждение я не буду. Мое отношение к идее о Кие – первом русском дипломате и т.п., полагаю, разделяют многие мои друзья и коллеги. Деятельность А. Н. Сахарова в 1970-е гг. общеизвестна, яркий ее пример приводится в книге А. Я, Гуревича «История историка». Полагаю, достаточно об этом.
Не то В. В. Фомин. В недавно вышедшей книге Л. С. Клейна («Спор о варягах») дана очень содержательная критика его творчества. Отмечены и явные научные находки В. В. Фомина. Несомненно, неприемлемы (и неконвенциональны) идеологические обвинения, содержащиеся в трудах В. В. Фомина; комичны его попытки «окончательно решить» варяжскую проблему (вспоминается «Хрустальная ночь»).
И совсем не то Л. П. Грот. В отличие от Сахарова и даже Фомина, Л. П. Грот – человек очень начитанный. На мой взгляд, лишь неумение разобраться в научной ситуации в России заставляет русско-шведскую исследовательницы принимать участие в «чудиновских» конференциях и проч. В творчестве Л. П. я не усматриваю профанации, а то что ее, как знамя, выносят сторонники А. Н. Сахарова никоим образом не должно компрометировать исследовательницу. Попытка оценить место Петрея в общеевропейской научной мысли, разобраться с тем, как думали люди XVII-XVIII века, предпринимаемая Л. П. Грот, кажется во всяком случае интересной и заслуживающей поддержки. Это не Кий-дипломат и не печать Рюрика.
Последнее, здесь же. О партийности в историческом знании. Сложно об этом писать, но если мы вводим высокий научный критерий и, пользуясь им, отрицаем творчество Сахарова и иже с ним, то смеем ли мы не обратить внимание и на совершенно ненаучные вещи, исходящие из «нашего» лагеря? Ведь многие уважаемые люди, подписавшие «письмо протеста» всерьез пишут (и учат студентов-аспирантов) о таких вещах как возможность археологически идентифицировать могилу Рюрика, Судислава, Позвизда… Всерьез используют в качестве исторического источника, без критики, Татищевские сведения… Говорят о мистическом значении Ладоги и Ладожских древностей… Несомненно это – в той же мере не может считаться частью науки мирового уровня, как и творчество А. Н. Сахарова.

Перепост приветствуется.

Открытое письмо А.М. Жульникова

Originally posted by durnowo at Открытое письмо А.М. Жульникова
Вчера вечером я получил вКонтакте записку от коллеги, содержавшую полученное им письмо:

В связи с событиями на Охте я написал открытое обращение на имя Носова.
Т.к Сорокин, которому я переслал это письмо с просьбой разместить
где-нибудь в интернете, что-то второй день молчит, а мне послезавтра
надо уже уезжать в Ханты-мансийск, то обращаюсь к тебе. Открытость
обращения связана с вполне очевидной причиной - никакого ответа от
Носова я не жду - уже проходил это.

Если не трудно, перешли это письмо на сайт С.Белецкого, которого, я
лично не знаю, а если не хочешь, пришли мне адрес его электронной почты
- я сам пошлю. Письмо по почте выслано.

Сорокину я предложил собрать конференцию /семинар по итогам раскопок на
Охте, по итогам которого можно было бы сделать заявление для минкульта и
собрать прессу. Сотрясать интернет нет смысла.
А.Жульников




Выполняю просьбу А.М.Жульникова и публикую текст его Открытого письма.

Директору Института истории
материальной культуры РАН,
член-корреспонденту РАН
Носову Е.А.


Открытое обращение


Уважаемый Евгений Николаевич!


Поводом для обращения к Вам стала публикация в Интернете аудиопротокола заседания «Консультационного совета при ИИМК РАН по проблемам исследования археологических памятников Охтинского мыса», состоявшегося 21 октября 2010 года (http://durnowo.livejournal.com/108088.html). В высказываниях ряда руководителей экспедиции Н.В.Соловьевой, проводившей раскопки на мысу в устье р.Охты, поддержанных некоторыми привлеченными специалистами естественных наук и сотрудниками Института археологии РАН, прозвучало мнение, что в раскопах Н.В.Соловьевой и П.Н.Сорокина было исследовано не неолитическое поселение, а морское дно, содержащее неоэнеолитические артефакты в переотложенном виде. Из этого вывода вытекало заключение Н.В.Соловьевой о том, что раскопки слоев, содержащих неоэнеолитические материалы на Охте (а не только на площади ее раскопа) не представляют научного интереса и не являются памятником археологии, который подлежит полному археологическому изучению путем раскопок до начала строительных работ в этом месте.

В ноябре 2008 года П.Н.Сорокиным и Т.М.Гусенцовой мне была предоставлена возможность ознакомится с разрезами и площадками раскопок, содержащих неолитические материалы (поселение Охта I). Кроме того, я ознакомился с большой серией неоэнеолитических находок, найденных экспедицией П.Н.Сорокина при раскопках поселения Охта I. Приглашение меня для ознакомления с результатами исследований на Охте, видимо, было связано с тем, что при раскопках были найдены многочисленные находки, имеющие аналогии на энеолитических памятниках Карелии, по материалам которых мною была защищена кандидатская диссертация, а раскопки энеолитических стоянк Карелии мною ведутся уже более 25 лет.

По итогам визуального осмотра находок и раскопов, а также знакомства с предварительными публикациями по результатам раскопок на Охте могу сделать следующие выводы:


1. Неоэнеолитическая керамика из раскопов П.Н.Сорокина представлена крупными фрагментами, которые не имеют следов окатанности, обычных для тех фрагментов сосудов, которые я встречал на размытых стоянках. Что же касается пористой и асбестовой керамики, которая в значительном числе была встречена в раскопах П.Н.Сорокина, то она слабо выдерживает даже небольшие перемещения (распашку слоя или его размывание). Представленная в раскопах П.Н.Сорокина керамика найдена в состоянии типичном для слоя энеолитических поселений Карелии, не подвергавшихся размыванию.

2. При осмотре разрезов и расчисток фрагментов слоев, содержащих нео-энеолитические находки, были хорошо видны следы неглубокого искусственного котлована, который, видимо, достаточно был быстро замыт песчаными наносами, т.к. явных следов погребенной почвы в разрезе не наблюдалось. О наличии в раскопах П.Н.Сорокина сохранившихся пятен неразмытого слоя неоэнеолитического поселения свидетельствуют пятна кострищ и очаги из камней с кальцинированными косточками между ними. О том, что эта территория находилась временами сравнительно высоко над уровнем водоема, свидетельствует и энеолитическое погребение с янтарными украшениями, исследованное на Охте экспедицией П.Н.Сорокина. Ряды деревянных кольев, имеющиеся в некоторых раскопах, могут являться следами прибрежных сооружений, как промыслового, так и поселенческого характера (мостки и т.п.). Слои, содержащие на Охте разновременные материалы, местами разделены стерильными прослойками. Изучение этих слоев, с привлечением специалистов естественных наук, может пролить свет на развитие ряда неоэнеолитических культур обширного региона Северной Европы, на изменения палеогеографической ситуации в этой части Балтики и т.д.

3. Наличие на Охте изделий из органических материалов в нео-энеолитических слоях, залегающих в стратифицированном слое, делает этот памятник уникальным для целого ряда регионов Северной Европы.


Очевидно, что вывод об отсутствии научной значимости неолитических материалов на Охте, неоднократно озвученный руководителями экспедиции ИИМК на заседании Консультативного совета, может сыграть отрицательную роль в судьбе данного памятника. Это явно скажется негативно на репутации не только возглавляемого Вами учреждения, но и всей российской археологии.

В этой связи прошу Вас организовать публичное научное обсуждение результатов раскопок на Охте экспедициями Н.В.Соловьевой и П.Н.Сорокина. Материалы этих слушаний могут стать основанием для предусмотренной в данном случае федеральным законодательством государственной историко-культурной экспертизы, которая и должна будет определить судьбу всех выявленных архитектурно-археологических объектов на Охте.

С уважением, эксперт Росохранкультуры,
доцент Петрозаводского госуниверситета, к.и.н.
А.М.Жульников

03.11.2010

Присоединяюсь к предложению кандидата исторических наук, доцента Петрозаводского госуниверситета, известного археолога и, по совместительству, эксперта Росохранкультуры Александра Михайловича Жульникова и обращаюсь ко всем коллегам-археологам, читающим мой журнал, с просьбой поддержать предложение о проведении максимально широкого профессионального обсуждения результатов раскопок на Охте. Это обсуждение должно быть максимально открытым, а провести его следует в самое ближайшее время. Иначе будет поздно . Судя по выступлению Валентины Матвиенко, публично повторившей оценки, данные памятнику руководителями Охтинской экспедиции ИИМК РАН, администрация Петербурга настроена весьма решительно.

Перепост приветствуется.